Секреты Марко Джампаоло

Дата: 05 февраля 2016. Опубликовал: anton.
Интервью с Марко Джампаоло

Интервью с Марко Джампаоло

Одного из лучших выпускников Коверчано Марко Джампаоло уже записали в неоправдавшиеся надежды тренерского цеха, а «Эмполи» без Маурицио Сарри заранее отправили в Серию В. Ошиблись по отношению к обоим: тосканский клуб набрал больше очков, чем в прошлом сезоне, занимает комфортную седьмую строчку и даже имеет шансы попасть в еврокубки. Все благодаря наследнику Сарри, который исповедует похожие взгляды на футбол и, кажется, после долгих скитаний, наконец-то, нашел свою команду. Пора познакомиться поближе с одним из наиболее перспективных тренеров Италии.

«Когда отец шел играть в футбол с друзьями, он всегда брал с собой сумку для формы и бутсов с символикой «нерадзурри». Если у нас дома говорили о футболе, то только об «Интере» Эрреры». Рассказывал тренер «Эмполи» Марко Джампаоло, готовясь принимать лидера турнирной таблицы, за который болел с детства, и теперь не сумел обыграть.  В этом сезоне он работает с новыми ощущениями, которые описывает с помощью такой метафоры: «обретение свободы, пускай и ограниченной, после лет тюремного заключения». С неизменной сигарой Джампаоло рассказывает о ключевом периоде своей жизни – детстве, неслучайно выбирая такие  тематические карточки как «путешествия», «кумир» и «другие занятия» вместо выпавших «секс», «семья» и «страх» в традиционном интервью La Gazzetta dello Sport (участник вытягивает одиннадцать карточек, три из которых можно заменить – все, как в настоящем матче!).

Позже он вздыхает, но без сожаления: «Воспитание, которое я получал, сделало меня не слишком современным.  Не будем вдаваться в психоанализ, но я считаю, что, совершая неправильные поступки, мы предаем самих себя. Я предпочитаю потерять возможность, но сохранить свои ценности». Так становится понятнее,  почему ему хотелось бы стать «президентом клуба и воплотить в реальность идеи отличные от господствующих сейчас. Чтобы, вместо махинаций, были планирование и труд – не могу определиться, какой из этих двух составляющих современному футболу не хватает больше». Хотя все же более вероятно, что он решит посвятить себя другой страсти: «Может, когда-нибудь я открою ресторан. Не для гурманов в стиле путеводителя «Мишлен», а нечто особенное: с меню из пяти блюд, которые готовила моя мама».

Марко Джампаоло
«Принципы? Они часто предают ради той или иной возможности, ради повышения в должности… Я всегда отказывался так поступать, особенно если бы от моих действий пострадали другие. Я пришел в профессию в 2001 году, в 34 года, когда тренер «Джулиановы» Буффони пригласил меня на роль помощника. За три тура до конца чемпионата, когда мы практически получили путевку в плей-офф, Буффони подал в отставку из-за разногласий с руководством. Клуб предложил мне должность главного тренера, но я отказался. Я не мог предать доверие человека, который дал мне возможность начать тренировать. В итоге, «Джулианова» в плей-офф не попала. Та же история через год в «Тревизо» с Аммаццалорсо: за семь туров до конца чемпионата команда занимала первое место, но он уволился, потому что знал, что в случае повышения в классе на его место возьмут другого специалиста. Он сказал мне: «Я ухожу, а ты делай, как знаешь». Я ответил: «Если ты уходишь, то я поступлю так же». В итоге, ситуация изменилась, и мы завоевали путевку в серию В. Что касается произошедшего в «Кальяри» и «Брешии», то я отказался вернуться в клубы, из которых меня уволили или же я сам ушел в отставку. Я считаю, что честь не имеет цены. В общем, все превратности моей тренерской судьбы вызваны моей принципиальностью, но я ни о чем не жалею. Еще и потому, что себе невозможно врать. К тому же, я был вознагражден за свою честность»

 

ДЕТСТВО. «Прибывали корабли – и я выгружал моллюски»

«Знаешь, почему тогда было хорошо? Потому что в моей жизни не было ни серьезных мыслей, ни мировых проблем.  И, прежде всего, потому что я рос на улице в двух шагах от моря в квартале, который получил название от местного ресторана «Мартин Пескаторе». Где выросли лучшие, такие как Марадона? На улице! Потому что улица учит играть в мяч, не загоняя детей в рамки, как часто случается в современных футбольных школах, а также учит жизни. На улице учишься самостоятельно справляться с любой ситуацией – если случается драка, тебя некому защитить; учишься разбираться в людях. В наше время вместо speed ladder (лестница для тренировок) мы играли в классики, а главным физическим упражнением было перелезть через забор, чтобы украсть у соседей немного фруктов. Также при желании мы могли немного подзаработать:  когда прибывали рыбацкие лодки, мы помогали переносить в грузовики 20-килограммовые мешки с моллюсками. Когда работы была выполнена, один мешок отдавали нам, что позволяло нам заработать 2-3 тысячи лир из ничего».

ДРУГИЕ ЗАНЯТИЯ. «Работал у токарного станка»

«В детстве я мечтал работать на платформе в море, но мой отец Грациано, которого нельзя назвать мечтателем, начал брать меня с собой на стройку. Он работал строителем, а я только помогал переносить материалы: по сути, это был урок культуры труда. В 17 лет я закончил учебу и пошел работать токарем.  Станок сам выполнял работу, и я присел рядом на табуретку, ожидая окончания процесса. Тогда подошел начальник и накричал меня так, что мне до сих пор слышатся его слова: «Ты пришел сюда работать, а не отдыхать».  За полтора месяца я получил один миллион сто тысяч лир плюс окончательный расчет: я зарабатывал сам и не зависел от родителей – какое прекрасное ощущение! Следующим летом я занимался развозкой товаров на рынки. Я сам не продавал, а выполнял физическую работу. Каждый день я поднимался в четыре утра и зарабатывал десять тысяч лир в день. Потом, когда я подписал первый футбольный контракт на 450 тысяч лир, я вспоминал те подработки: как и отец, они научили меня ценить деньги».

СУДЬБА. «Делай, что должно, и будь что будет»

«Когда что-то случается в нашей жизни, мы говорим «это судьба!», но это клише, это наша оценка постфактум. Мое понимание фатализма не имеет ничего общего с законами Мерфи, ведь обида на судьбу –  только еще один способ найти себе оправдание, если что-то не получилось. Я же верю вот во что:  «Делай, что должно, и будь что будет». Я верю в то, что результат зависит от способностей, а не от судьбы. А также от решений других людей: летом 2009 года я уже чувствовал себя тренером «Ювентуса», но в последний момент кто-то принял решение не нанимать меня, видимо, основываясь на чьем-то авторитетнейшем мнении. Я, конечно, понимал, что такая ситуация не исключена, ведь в футболе часто даже подписанного контракта недостаточно, как было со мной в «Кальяри», что уж говорить о словесной договоренности… А знаешь, во что я верю? В то, что, оказавшись в нужном месте в нужно время, мы оказываемся на том или ином пути: это и есть судьба. Я знаком с Якони всю жизнь, и однажды он мне сказал: «Поехали со мной в Пескару». Там я начал работать скаутом и менеджером команды. Когда Делио Росси прибыл в Геную, у него не было своего штаба, поэтому он взял меня в помощники. Буффони привел меня в «Джулианову» со словами: «Думай только о работе, если возникнут проблемы, отвечать буду я». Маурицио Сарри пригласил меня к себе домой, показал свой личный архив с невероятным количеством материалов, мы вместе учились в Коверчано и общаемся до сих пор. Не знаю, он ли посоветовал пригласить меня в «Эмполи» после своего ухода, но мы уже давно пришли к выводу, что наше видение футбола во многом совпадает. И судьбой это никак не назовешь».

Марко Джампаоло и Маурицио Сарри
«Мне повезло, что «Эмполи» руководил Сарри, с которым у нас одинаковая философия игры: организация, динамизм и владение мячом. Мне не нужно было обучать игроков моему видению футбола, как это случается в новом клубе, обычно сопровождается неудовлетворительными результатами вначале и может привести к досрочному увольнению. С такой ситуацией Сарри столкнулся в «Наполи», ведь нашу работу, как правило, оценивают по количеству очков в таблице. Клубному руководству достаточно было понаблюдать за тренировками под руководством Сарри, чтобы дать ему время. Главное, чтобы функционеры разбирались в футболе. Тренер – генератор идей, а футболисты воплощают их в жизнь – в меру своих возможностей»

 

ПУТЕШЕСТВИЯ. «Гавана и Занзибар – возвращение в прошлое»

«Лучшие путешествия – те, которые позволили мне вернуться в прошлое и вновь пережить детство, проведенное на улицах. Гавана, 2008 год: Куба всегда вызывала у меня особый интерес, я хотел посмотреть эту страну до того, как она исчезнет. Я ее полюбил, потому что узнал изнутри, я пытался ее понять, общаясь с людьми, которые там живут. А также играя с ними в футбол. Однажды, перед Капитолием, когда моросил дождь, паренек в инвалидной коляске организовал футбольный матч, в котором участвовали взрослые, юноши, дети, кого там только не было.  В один прекрасный момент я не выдержал: «Можно мне тоже поиграть?» и бросился в бой. Там царил дух уличного футбола, на котором я вырос, где нет барьеров, где время пролетает незаметно, где есть настоящее единение. Я вновь пережил подобное в Занзибаре, где часами наблюдал за матчами местных ребят на пляже 18 на 18: все черные, все похожи, но они узнавали партнеров по команде даже без формы одного цвета так, как было у нас во дворе. Сейчас я мечтаю о путешествии на мотоцикле от берега Атлантического океана до берега Тихого через всю территорию США. Я даже начал планировать этот рейд два года назад, когда не тренировал. Чтобы совершить такое путешествие, нужно много свободного времени, так что теперь я надеюсь, что оно произойдет как можно позже».

КУМИР. «Мой дед боролся за права рабочих и попал в тюрьму по доносу»

«Я был единственным интеристом среди множества ювентини и обожал Рабаха Маджера, но это увлечение продлилось недолго. Намного более серьезным было мое восхищение Сальваторе Баньи, я рассказывал ему об этом. В Баньи я ценил страсть, готовность к самопожертвованию, альтруизм. Я играл с опущенными гетрами, потому что так делал он, а в воскресенье, после просмотра тайма из матча серии А и программы 90° minuto, я выходил на улицу играть и представлял, что я – это он. Рассказы моего отца о дедушке Сальваторе, однако, не были выдумками. Он работал на землевладельца и боролся за разделение прибыли между хозяином производства и рабочими пополам. Однажды он попал в тюрьму на полтора года, потому что некий шпион донес, что он знает, где партизаны держали оружие. Про отца могу рассказать такую историю: однажды мы нашли на дороге кошелек, и он отвел нас к карабинерам, чтобы мы его вернули. Так он личным примером объяснял нам свои политические взгляды, а не только рассказывал о своем уважении к Берлигуэру (итальянский политик, секретарь Итальянской коммунистической партии с 1972 года до смерти в 1984 году. При нем произошел постепенный переход партии с позиций марксизма-ленинизма на позиции «еврокоммунизма» и мирного сосуществования с представителями иных политических взглядов, — прим. пер.). Если такое воспитание можно назвать левым, то себя я тоже назову левым, хотя здесь идет речь об общегражданских ценностях, которые важнее политического выбора. Общеизвестно, за кого я голосую, но считаю, что судить о людях, основываясь на их политических взглядах, – это манипуляция».

ЕДА. «У Хави тоже не было пиджака в звездном ресторане»

«Мама всегда говорила: «Главное – хорошо кушать, а там будет видно, сможем ли мы позволить себе купить еще одни штаны». Она божественно готовила, ее фаршированный кролик – райское наслаждение. Сейчас у меня такое же отношение к еде, несмотря на то, что я даже пасту не могу приготовить. Это почти как победа в матче или удачный розыгрыш, хотя в еде есть нечто большее, ведь она вызывает зависимость. В том, что сейчас я планирую отпуск, учитывая наличие звездных ресторанов, есть вина моего коллеги Галеоне: он приучил меня к хорошему вину, а чего стоит хорошее вино без соответствующей еды? Вкусная еда – это антистресс, в котором мы нуждаемся во время отдыха, это вознаграждение или компенсация – все зависит от того, как закончился матч. Однажды в ресторане известного шефа, который получил множество премий, со мной случилась курьезная история.  Туда нельзя приходить без пиджака как в казино, хотя, насколько я помню, у Хави, который сидел за соседним столиком, его тоже не было, а только накинутый на плечи плащ в стиле лейтенанта Шеридана (персонаж популярного сериала, — прим. пер.). Я спросил у официанта: «Извините, а если бы Серджо Маркионне (генеральный директор концерна FIAT, который обычно ходит в мешковатых свитерах, — прим. пер.) пришел сюда в свитере, вы бы тоже его не пустили?» Он не ответил, но через пятнадцать минут мне вынесли пиджак».

СТРЕСС. «Они разыграли спектакль с пропавшим тренером»

«Источником стресса для меня является стремление к порядку. Я не педант, но мне нравится порядок во всем, если что-то находится не на своем месте, меня тянет это исправить, что касается и людей, которые забывают о данном слове, не приходят во время и в целом действуют непоследовательно. Из «Брешии», где я пережил наиболее изнуряющий период в карьере, я тоже ушел, чтобы быть последовательным.  Стресс, однако, пришел позже, когда я даже задумался о том, чтобы уйти из футбола, и в то же время противился этой мысли: «Нельзя даже думать о том, чтобы так уйти». Возвращаясь к тому моменту, больше всего меня нервировал тот факт – и это был гнев, а не стресс – что президент Кориони и компания разыграли весь этот спектакль с пропавшим тренером. Разве я куда-то пропадал? Все три дня я никуда не уезжал из Брешии, и они прекрасно знали об этом. После целой ночи размышлений я объяснил им свое решение уйти, и передумать уже никак не мог, иначе перестал бы быть человеком, заслуживающим доверия. А еще настоящим антистрессом для меня являются сигары – они помогают мне остановиться и задуматься, я уже без них не могу. Впервые сигарой меня угостил Скарпони, с которым мы вместе играли в «Андрии», вечером после ужина. Я до сих пор помню ту сигару – это была Macanudo (бренд сигар премиум-класса из Доминиканской республики, которые отличаются мягким и изящным вкусом, — прим. пер.).

Марко Джампаоло
Несколько лет назад Арриго Сакки называл Марко лучшим молодым наставником Апеннин. Немногим позже нынешний рулевой «Ювентуса» Массимилиано Аллегри говорил, что в Италии есть только три тренера, которые лучше него: Конте, Маццарри и Джампаоло. «В карьере наступил спад именно из-за моей последовательности, которая порой приводила к действиям в ущерб собственным интересам. Впрочем, даже если кто-то считает, что я совершил ошибки, я не считаю их таковыми»

 

РЕЛИГИЯ. «Верю в людей, в нынешнего Папу, но не в церковь»

«Я не хожу в церковь, потому что не верю в Бога, и в этом мое воспитание не виновато. Когда я начал самостоятельно мыслить, для меня ничего не изменилось, хотя детская «травма» тоже сыграла свою роль. Для конфирмации нужно было приобрести Евангелие, и мой отец, который не выпускал меня из дома, не спросив «У тебя есть  хотя бы тысяча лир с собой?», в этот раз уперся: «Если они захотят, то проведут обряд конфирмации без Евангелия». Преподаватель катехизиса поставил меня в неловкое положение перед всеми, и тогда мой отец проявил категоричность: «Знаешь что, Марко? Не будет никакой конфирмации». Так же, как и в политике, я верю в людей, а не в церковь или в партии. В таких людей как миссионеры, как нынешний Папа – невероятно, как он себя ведет, как говорит, как учит других. Или как мой друг дон Альберто, известный священник из Кремоны, у которого есть молочная ферма, где занимается социальной адаптацией трудных подростков. С ним я могу говорить обо всем, но он никогда не поднимает в разговорах тему религии, потому что понимает, что это не нужно.  А обряд конфирмации я все же прошел, когда женился. Почему в церкви? Потому что о венчании в белом платье мечтала  моя жена, а ради любви и не на такое пойдешь…»

ШКОЛА. «Жалею, что не пошел в лицей и в университет»

«Какое-то время я терпел школу: учительница была для нас как вторая мама, тем более, что родная мама работала с утра до вечера. Она оставляла меня в классе со словами: «Все, что говорит учительница, не обсуждается», хотя иногда ученики получали от нее тумаки (я никогда, но мои одноклассники да). Потом пришел момент, когда футбол стал для меня важнее школы, но сейчас, когда говорю об этом, испытываю сожаление. Я пошел в техническое училище: я не сожалению об этом, но учеба в лицее и в университете могла бы быть прекрасным культурным путешествием. Я учился неплохо, никогда не проваливал экзамены и не проходил курсы повторно, но, тем не менее, научился идеально подделывать подпись отца, потому что иначе не мог отличаться за свои прогулы занятий. Мне было достаточно часа в день на подготовку к школе. Обычно я занимался рано утром – ставил будильник на час раньше. Моя дочь Грета, которая сейчас учится в лингвистическом лицее,  унаследовала от меня эту дурную привычку. Особенно хорошо мне удавалась математика. Для меня результат всегда должен быть точно измерен, но я стараюсь, чтобы мой перфекционизм, моя привязанность к четким установкам, не ограничивала меня. Я стараюсь давать больше пространства фантазии».

ДРУЗЬЯ. «Наша «банда» из прошлого и настоящего. И благодарность Фабио Галло»

«Маурицио – связующее звено между двумя моими «бандами», между прошлым и настоящим. Он тоже выступал в детско-юношеском секторе «Джулиановы»: мы играли в футбол и совершали глупости. Да, тратили время на всякие глупости, вместо того, чтобы заниматься чем-то полезным, например, принимали наркотики  или воровали. Еще мы звонили в калитку и бросали петарды во внутренний дворик, оставляли бутылочки с вонючей жидкостью в магазинах, делали все, что угодно, лишь бы испытать всплеск адреналина, а потом сбежать с места событий. В нынешней «банде», кроме Маурицио, есть еще Рино, Алессандро и Массимо. Мы тоже понимаем друг друга с полуслова, ведь друзей потому и выбираешь, что говоришь с ними на одном языке. Однако дружба не безвозмездна, нужно пройти определенные испытания: предательством, что тоже случается у друзей; разрушением отношений  из-за невыполненных обещаний, например, когда одалживают деньги, а потом их не могут вернуть; разумными поступками, которые помогают не ставить других в трудное положение.  Именно поэтому я благодарен своему помощнику в «Брешии» Фабио Галло. Ультрас были против его прихода, но я сказал, что об этом даже говорить не стоит. А он ответил: «Марко, давай все же поговорим. Будет лучше, если  я уйду». Кто такое забудет?»

Марко Джампаоло
Однажды вечером Марко отправился спать, зная, что на утро его назовут новым тренером «Ювентуса«, но после пробуждения место досталось Чиро Ферраре. «Да. Ренцо Кастаньини, который тогда работал в клубе, говорил мне, что определенные решения в «Ювентусе» принимаются на наивысшем уровне. Я провел успешные сезоны в «Сиене» и в «Кальяри», и, когда тренер успешен в провинции, он заслуживает шанс проявить себя в топ-клубе. Мне такой возможности не дали»

 

ОШИБКИ. «Всегда находится кто-то, на кого спихивают всю ответственность»

«Не хочу говорить о себе, еще и потому, что у меня в жизни никогда не было момента, когда я мог сделать опасный выбор. Хочу поговорить о футболе и об ошибках, которые в нем часто допускают (по моему мнению). А начинаются они с того момента, когда дети играют в футбол не на улице, что, к сожалению, случается все чаще. Если бы у меня была футбольная школа, я бы установил четкие правила: во-первых, футболки и шорты приносили бы из дому, потому что настоящую форму нужно заслужить, а не выдавать ее всем, кто записался; родители и прочие сопровождающие на тренировки не допускались бы или, по крайней мере, никто посторонний не стоял бы за воротами и не разговаривал бы с детьми, чтобы потом, если у ребенка все получается, давать советы тренеру, а если нет – нападать на него.  Тренер, понятное дело, не может пойти домой к ребенку, поэтому он должен иметь возможность воспитывать его хотя бы на рабочем месте. Воспитание – основа всего: отношений тренера и игрока, в любом возрасте, а также отношений между клубом и болельщиками. Я живой пример того, как все может пойти наперекосяк, и я бы повторил то же самое, даже если бы я не столкнулся с той ситуацией в «Брешии». Только если клуб четко формулирует стратегию, у болельщиков можно воспитать уважение к правилам. В противном случае, нет уважения к чужой работе, и решения принимаются под влиянием толпы, а малейший повод может послужить причиной противостояния или разрыва. Когда подобное происходит, всегда находится кто-то, на кого спихивают всю ответственность, подставляя его. Но это ошибочный путь, потому что в конечном итоге страдают все».

По материалам La Gazzetta dello Sport и SportWeek
Перевод и адаптация Яны Дашковской, специально для Calcio News.

Комментарии

Опубликовать комментарий

  • Турнирная таблица
    О P В Н П
    1 ЮВЕНТУС 33 14 11 0 3
    2 РОМА 29 14 9 2 3
    3 МИЛАН 29 14 9 2 3
    4 ЛАЦИО 28 14 8 4 2
    5 АТАЛАНТА 28 14 9 1 4
    6 ТОРИНО 25 14 7 4 3
    7 НАПОЛИ 25 14 7 4 3
    8 ИНТЕР 21 14 6 3 5
    9 ФИОРЕНТИНА 20 13 5 5 3
    10 ДЖЕНОА 19 13 5 4 4
    11 САМПДОРИЯ 19 14 5 4 5
    12 КАЛЬЯРИ 19 14 6 1 7
    13 КЬЕВО 18 14 5 3 6
    14 БОЛОНЬЯ 16 14 4 4 6
    15 УДИНЕЗЕ 15 14 4 3 7
    16 САССУОЛО 14 14 4 2 8
    17 ЭМПОЛИ 10 14 2 4 8
    18 ПЕСКАРА 7 14 1 4 9
    19 КРОТОНЕ 6 14 1 3 10
    20 ПАЛЕРМО 6 14 1 3 10

    ПОДРОБНАЯ ТАБЛИЦА

     
  • ЕВРО-2016

    ГРУППА H
    
    О И В Н П
    ИТАЛИЯ 15 7 4 3 0
    ХОРВАТИЯ 14 7 4 3 0
    НОРВЕГИЯ 13 7 4 1 2
    БОЛГАРИЯ 8 7 2 2 3
    АЗЕРБАЙДЖАН 5 7 1 2 4
    МАЛЬТА 1 7 0 1 6

    КАЛЕНДАРЬ/РЕЗУЛЬТАТЫ

     

  • Опрос

    Кто сможет составить конкуренцию Ювентусу в новом сезоне?

    Просмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
  • Опрос

    Как Матео Ковачич проявит себя в "Реале"?

    Просмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
  • Опрос

    Каких результатов достигнет Наполи с Маурицио Сарри?

    Просмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...