Маурицио Дзампарини: откровенно и без купюр

Дата: 10 июня 2015. Опубликовал: anton.
Интервью с Маурицио Дзампарини

Интервью с Маурицио Дзампарини

25 карт, 11 нефутбольных тем для разговора, разложенных на игровом поле по схеме 3-5-2 («как у Джузеппе Якини») и три возможности произвести замену – «Игра в открытую» для 74-летнего президента «Палермо» проходит в комфортной обстановке его семейной резиденции в Аелло-дель-Фриули. Для широкой публики он только состоятельный бизнесмен и взбалмошный менеджер, хаотично тасующий тренеров, но что скрывается за этими деньгами и причудами?

Радушный хозяин, примерный семьянин, человек глубоко верующий, образованный и с активной жизненной позицией? Добро пожаловать в мир Маурицио Дзампарини.

Это интервью началось с замены карт «Социальные сети» и «Татуировки» на «Еду» и «Семью», а также перемещения карты «Секс» в ворота («потому что секс – это как резиновая стена, от которой мы отталкиваемся»). Закончилось всё хлебом (собственного изготовления, не преминул подчеркнуть наш герой) и ветчиной Сан-Даниэле, которую он нам с довольным видом отрезал и дал попробовать. Когда же речь зашла об Адриано Галлиани, его глаза вдруг загорелись огнём. Дзампарини предстал перед нами именно таким: благодушным и даже безмятежным, но в то же время глубоко импульсивным, заводящимся с пол-оборота. Этот человек умудряется находиться в мире со всем светом и одновременно воевать с ним.

Для первой стороны его личности органичны воспоминания, семья, роль воспитателя многочисленных внуков («детей я тоже нянчил больше, чем моя жена»), культура, разностороннее любопытство и, разумеется, вера: на дисплее телефона («так я могу смотреть на неё десятки раз за день») фотография Скорбящей Святой Девы Макаренской, чей образ хранится в Севилье. «Подруга нашей семьи подарила картину с её изображением, и Мадонна каждый день посылает мне знаки». В непримиримой оппозиции, в свою очередь, находятся работа, итальянская экономика и политика, которые Дзампарини хотел бы радикально изменить («прежде всего – избавиться от бюрократии: там, где раньше было двое служащих, сегодня не меньше двадцати, и нужно просить разрешения, даже чтобы сходить в туалет; они учатся ставить палки в колёса, а не помогать что-то делать»). В 2011 году им было организовано «Движение для людей»: «оно до сих пор существует, но народ не проявляет достаточной активности, за исключением молодёжи, которой как воздух нужны новые ценности и ориентиры».

Интервью с Маурицио Дзампарини
В 5-летнем возрасте вместе с матерью Маурицио покинул квартиру деда и переехал на 200 метров поодаль, в муниципальный дом. «Я помню, как шел по этой дороге, толкая тележку с нашими немногочисленными пожитками. Две комнатки, общая ванная — квартира моей молодости». Сейчас на этом месте стоят новостройки, где у каждого окна — спутниковая антенна и кондиционер. А тогда окна выходили на небольшое футбольное поле — неудивительно, что будущий президент Палермо влюбился в этот спорт. «Не было ни дня, чтобы мы не гоняли мяч. Понятное дело, я первым выбирал себе игроков в команду». Он не потерял хватку с возрастом, когда начал формировать свой «Палермо». «Я никогда не интересовался «Наполи». У меня уже был «Палермо». Это будет мой последний клуб. Тифози могут быть спокойны. Мы работаем над тем, чтобы сделать команду сильнее». Дзампарини принимает нас в кабинете на первом этаже: диваны, старинная мебель, невероятных размеров стол для бильярда. «Я купил этот дом в 1980-м для своего отца. Дух предыдущего владельца до сих пор обитает здесь — как и в любом старом здании. Но этот дух защищает меня». Впрочем, с Дзампарини живут не только духи — собака Гайя сопровождает хозяина. Сад с цветами, длинный стол под тенью деревьев, часовня и бассейн, конюшня и тренажерный зал, крыло для гостей и кантина с прошутто и вином. «Мой самый красивый дом — не этот, а тот, что расположен в Сан Кашано вблизи Флоренции. Вилла, которую я хочу продать Берлускони». Как же далеко занесло мальчишку, который толкал по пыльной дороге тележку…

 

Помимо прочего, есть ещё и футбол – его главная страсть. Разговор состоялся как раз накануне встречи «Палермо» и «Милана», и задать вопрос о Галлиани – это было всё равно что нажать «Пуск» на детонаторе. «Он сын своего отца, и не нужно объяснять, о ком идёт речь. Я помог ему стать главой Национальной профессиональной лиги, но предупредил: «Теперь ты должен представлять общие интересы». Какого дьявола! Он заботился только о своём «Милане«. Ровно так же, как и Берлускони всё время думал лишь о «Медиасет»». И чтобы отвлечься от неприятной темы, Дзампарини отрезал ещё один ломтик ветчины.

СЕКС

Мы, сельские ребятишки, жили посреди коров и быков, так что уже в 5-летнем возрасте я лежал в одной канаве с подругой – её звали Эрмелинда. Мы играли в доктора, пока нас не обнаружил товарищ постарше, который угрожал всё рассказать моему отцу. В 16 лет я получил бесценный урок мастерства: она была старше на 10 лет, но я соблазнил её, и воспоминания от первого настоящего опыта остались превосходными. Она научила меня всему, это была фантастика. Тем лучше, потому что из-за моего христианско-католического воспитания с 16 до 20 лет я был так глуп, что избегал близких отношений с невестой, поскольку мы не были женаты. Ну какой же я был идиот, говорил я себе потом бессчётное количество раз! Теперь, после второй женитьбы, я моногамен, но это правда, что, будучи свободным от обязательств, отрывался по полной: не тысяча любовниц, но тысяча друзей (так как женщины более преданны), из которых около сотни были невестами. Конечно, не без определённой помощи. Виагру я рекомендовал даже коллегам: например, Сенси [бывший президент «Ромы«], который меня очень благодарил, или Чекки Гори [бывший президент «Фиорентины«]. Последний однажды попал в неловкую ситуацию из-за того, что таблетка упала под кровать, а утром её нашла служанка: «Доктор, что это?». Мужчины стыдятся говорить о таких вещах, поскольку это подрывает их мачизм. Однако если данное средство помогает – почему нет?

ПОРОКИ

Самый большой из всех – это футбол. Эта привычка обходится так же дорого, как азартные игры или женщины, но по крайней мере имеет социальный аспект – может дарить счастье. В Венеции есть всё, но не то, что мне нужно, в отличие от Палермо. Когда в своих молитвах я прошу прощения за все те деньги, что выкинул на этот спорт, то чувствую себя менее виноватым, думая о тех радостных моментах, что переживает множество людей. Греховность футбола заключается в самоудовлетворении: все мы (или во всяком случае я) тщеславны, любим быть на виду, чтобы нас узнавали на улицах. Если «Венецию» я купил по зову сердца, то приобретение «Палермо» было в том числе и демонстративным жестом, иначе был бы полным кретином, ведь я вкладываю туда деньги. Не хожу на матчи, если их не показывают на ТВ; переживаю, если проигрываем. Я доволен тем фактом, что никогда не играл в казино. Как-то раз заглянул туда, чтобы узнать, понравится мне или нет, но сбежал через 10 минут, так как было ужасно скучно. Похожим образом в 45 лет мне надоело курить, и мы договорились с Гретой, моей дочерью: «Прекращаем?». Всё произошло очень быстро. Вино? Только для удовольствия; я никогда не был его рабом, даже в молодости, когда мы с друзьями скидывались по тысяче лир, ездили по саграм (региональным ярмаркам, – прим. ред.) и дегустировали. Не для того, чтобы забыться, а чтобы попеть фриулийские песни и более свободно чувствовать себя на танцплощадках. Жаль, что первый раз, когда я попробовал танцевать, выбрал единственную партнёршу, которая была хромой…

ПОЛИТИКА

Это слово, которое потеряло всё своё изначальное значение. В древних Афинах оно взывало к понятиям долга и свободы, чего нет в наши дни. Сегодня государство является врагом личности: ему нужны подданные, а не граждане. Политики, члены корпораций и центральных банков, вместо того чтобы блюсти интересы народа, сосредоточены на поисках поддержки и получении ещё большей власти. Они убили итальянскую экономику: в течение долгого времени никто об этом не заикался, и теперь все разговоры о её возрождении вызывают у меня только смех. Когда антиглобалисты совершали погромы, мне объясняли, что это всего лишь буйства неудачников, но позже я понял: эти люди избрали неверные методы, но были правы по сути. Начиная с послевоенного времени и поныне, от Альчиде Де Гаспери, Альдо Моро, Джулио Андреотти и так далее – один сплошной дрейф, и становится только хуже. Я был убеждённым антикоммунистом, всегда ощущал себя либералом. Когда пришёл Берлускони, с ним появился Джанфранко Фини, и я предложил ему свои услуги, поскольку чувствовал себя обязанным каким-то образом повлиять на текущие экономические показатели и полагал, что мы действительно хотим изменить положение вещей в нашей стране. В реальности изменилось лишь благосостояние Берлускони: занятие политикой увеличило его в тысячу раз. Ему нужно было уйти в отставку и не бегать от судебных преследований, а в итоге он меня глубоко разочаровал… Как и Умберто Босси, Романо Проди или Маттео Ренци [бывшие главы правительства], который сейчас идёт по той же дороге, что и его предшественники. Их цель – не служить обществу, а сделать карьеру и загрести власть. Как уничтожить всё посеянное ими зло? Было время, из-за этого затевались войны; в настоящем же, надеюсь, получится сделать это с чуть большей любовью – любовью к людям.

Интервью с Маурицио Дзампарини
«Вне игры». Футбол и власть. От Делла Валле до Берлускони. От Моратти до Прециози. Настоящая история президентов серии А» — это книга, которую необходимо прочитать не только всем журналистам, но и тифози, которые считают своих президентов богами. Джанфранческо Турано, журналист L’Espresso, на 273 страницах рассказывает о неизвестных фактах и самых темных историях из жизни десяти владельцев клубов серии А. Он кропотливо описывает сделки, инвестиции, клубные операции разной степени прозрачности, отношения президентов с банками, политиками и другими представителями власти. Десять портретов, повествование о которых начинается с одного вопроса: «Президенты серии А годами повторяют, что футбол сведет их в могилу, что футболисты слишком много зарабатывают, что государство недостаточно делает для клубов. Возможно, это правда и они действительно ничего не могут? Либо же все ложь, а президентство открывает двери, которые для многих закрыты, дает право на индульгенцию и гарантирует власть?». Подробнее читайте ниже (см. сноску*)

 

ТЁМНЫЕ МОМЕНТЫ

Эти данные относятся главным образом к США, но они во многом верны и для Италии: число смертей в год от медицинских ошибок не многим ниже (если не равно) летальных исходов от сердечно-сосудистых заболеваний, опухолей и ДТП. Я хорошо это знаю, потому что потерял мать в 23 года. Из-за банальной фибромы матки, к несчастью, мы поместили её в частную клинику. В итоге – наложение швов, мгновенная септицемия (заражение крови, — прим. ред.), и она покинула нас… Мой отец был безутешен, я говорил ему: «Прости их за это убийство, вот увидишь, они спасут другие жизни». Я ошибался, и когда спустя годы осознал это, словно заново пережил трагедию. Это было ужасно: из-за боли утраты мой разум заблокировал всю визуальную информацию о маме, и до сих пор мне не удаётся представить её лицо, никогда больше не получалось. Для этого я должен смотреть на фотографии, и это единственный способ снова увидеть её. Впрочем, я открыл для себя пять биологических законов доктора Рика Герда Хамера: мы совершенные организмы, и наши болезни есть не что иное, как следствие психоэмоциональных травм. Как я преодолел свою? Я удалил из памяти все изображения матери, но молился о ней каждый день. И она – оттуда, сверху – много раз давала мне понять, что всё ещё со мной.

РЕЛИГИЯ

Каждый вечер, как и в то время, когда мне было пять лет, я читаю молитвы, которым меня научила мама. Однако в церковь захожу, только если никого нет: я не участвую в мессах, где пытаются говорить с Богом. Всё равно там царит тот же дух, что и в мечети, потому что все места для молитв – это места обретения надежды, и все боги правильные. Не имеет значение религия, которая их признаёт в качестве таковых; важно лишь, что они являются настоящими символами любви. Однако сегодня эти места пусты по иной причине: уже давно отсутствует единственно верное послание о церкви как проводнике любви и помощнике верующих. Очень печально, и тем не менее это так. Религия почти всегда использовалась, чтобы приобретать и добиваться определённых форм власти. И все же в течение двух лет я наблюдаю в Ватикане нового человека, который, как кажется, хочет сделать нечто революционное, а именно разрушить существующий тип власти. Я очень удивлён и предпочитаю говорить со сдержанным оптимизмом, но как католик надеюсь, что так и есть. Это то, чему меня научили, пусть в детстве и случалось соревноваться в том, кто скажет большее богохульство (да, во Фриули ругательства – скорее как слова-паразиты). Но сегодня, если с языка и слетает что-то подобное, становится неприятно, ведь в каком-то смысле это путь отдаления от Бога. Я верю в Бога, равно как в покровительство архангелов и даже в иную жизнь – реинкарнацию. Не нужно полагаться на Брайана Вайса**; об этом говорил ещё Иисус, а мне рассказала подруга-медиум, которая подарила образ Богородицы Макаренской: она утверждает, что в прошлой жизни я мог быть Марко Поло. Хотя я мало об этом думаю; по-моему, её впечатлил тот факт, что я тогда был владельцем «Венеции».

ДРУГИЕ ВИДЫ СПОРТА

Не было ничего другого, стоящего выше футбола. Мои ноги были, как зубочистки, но зато я отлично бил по мячу головой (высокий прыжок значит далеко не всё; главное – выбрать точный момент) и обладал неплохой техникой. Я играл на позиции меццала, иногда нападающим; сегодня был бы треквартистой, но тогда такого амплуа не существовало. Немного следил за боксом в тот период, когда выступали Дуилио Лои и Тиберио Митри. Поигрывал в баскетбол в колледже; сейчас смотрю по ТВ матчи НБА – баскетбол, который убил другой баскетбол. И всё-таки в голове у меня всегда был только футбольный мяч. Когда мне было 5 лет, площадка находилась прямо у дома, и моя тётя, которая вышла замуж за английского капитана, привезла мне из Глазго пару высоких бутс и кожаный мяч с рельефными швами, от которых на лбу после удара оставались характерные следы. Небо и земля с теми резиновыми мячами, которые у нас были. Однажды один из парней дошёл до того, что выбросил вон свой мяч, потому что крестьяне не стригли ногти; они у него стали такими длинными, что на пальцах ног была незаживающая рана. Это оказался единственный мяч в округе, если не считать моего кожаного. Таким образом, игры отныне начинались, когда я скажу, и команды я тоже формировал по своему усмотрению. Моя карьера футболиста закончилась в 20 лет на уровне Серии D. Мечтой отца было сделать из меня предпринимателя, так что в Бовизе меня ждал цех по изготовлению глушителей для автомобилей.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ПРОШЛОЕ

Если бы я мог повернуть время вспять и жить в другой эпохе, даже не знаю, что бы выбрал. Возможно, древний Египет, и, если хотите, вот вам соответствующий символ: моя собака Гайя – Чирнеко дель Этна (сицилийская борзая, – прим. ред.). Говорят, что эта порода берёт начало от собак фараонов; безусловно, изображения, которые мы находим в иероглифах финикицев, очень похожи на неё. В ту эпоху было не так уж плохо: Нил был дружественен к людям, они занимались сельским хозяйством, огромное значение для них имела астрономия, и погода менялась так, как и должна. Конечно, фараонам жилось лучше всего, но за исключением рабов всем подданным тоже не на что было жаловаться. И всё-таки, если хорошо подумать, ещё больше, наверное, я бы хотел стать индейцем, вождём племени краснокожих, но только до прихода белых, которые всё испортили. Этот народ находился в мире со вселенной и в гармонии с природой; течение жизни было подобно циклам перелётных птиц. Существовал невероятный обычай, ему следовали не в силу привычки, а потому что действительно верили: люди садились в круг и вместе принимали решения, вернее, это делали вожди, но прежде выслушивали все мнения. Обо всём этом меня заставило задуматься чтение трудов Фрэнсиса Гальтона, английского учёного-евгеника, который однажды стал свидетелем соревнования на ярмарке. Нужно было угадать вес быка: кто называл цифру, наиболее близкую к истине, забирал его домой. Победить пытались около 700 человек, но никто из них не сумел озвучить правильный вариант, даже мясники. Гальтон из любопытства записал все данные ответы и подсчитал среднее значение: оно в точности соответствовало весу быка. Как он потом написал, в конечном счёте коллектив всегда оказывается мудрее отдельных индивидов. Индейцы осознали это намного раньше.

СЕМЬЯ

Одной из бед мнимого прогресса является то, что во имя экономического успеха приносятся в жертву человеческие отношения, распадаются семьи, исчезает внимание к этой ценности. С тех пор, как я был ребёнком, моя семья только расширяется. Мама Сильвана работала портнихой, папа Армандо занимался моторами для кораблей и самолётов. Он эмигрировал в Венесуэлу, когда мне было 7 лет, и моим вторым отцом стал дедушка Эрнесто, смотритель на станции Севельяно. Дверь нашего дома постоянно была открыта, стол на кухне накрыт, и всегда было свободное место для любого, кто проходил мимо, хотел отдохнуть и перекусить. На Рождество он вручал мне пакеты с мясом, чтобы я раздал их бедным. Это он научил меня, что отдавать гораздо приятнее, чем получать. При этом и другой дедушка, Вито, был очень добрым: настолько, что когда мальчишки забирались в его виноградник, он специально прятался, чтобы не испугать их. Сегодня моя семья разрастается от двух браков: расставание с первой женой я переживал долго, два или три года; пришлось заново открывать свободу в таких мелочах, как, например, что съесть на ужин или что посмотреть по телевизору. У меня четверо детей от первой супруги, один от второй и в общей сложности 11 внуков. Два-три раза в год мы собираемся все вместе, кроме обеих бывших: первая, вы знаете, как это бывает, всё ещё немного обижена.

Cемейная резиденция Дзампарини в Аелло-дель-Фриули
От станции Севельяно до виллы графа Микели Дзиньоли из Аелло-дель-Фриули. История Маурицио Дзампарини расположена на этих семи километрах. Семь километров — огромное расстояние для того, кто вышел из скромного дома семьи главного по станции, а теперь живет в особняке 18-го века. Путешествие в поисках корней президента «Палермо» начинается с красного жилого дома, который стоит вблизи железнодорожных путей. Возле дома — школа, которую посещал Дзампарини. Юность он провел, мотаясь между Севельяно и Аелло-дель-Фриули, который в том время, до переименования Муссолини, назывался Даэль. «В Севельяно жили бабушка и дедушка по матери, в Аелло — родители отца. Я проезжал эти семь километров на велосипеде или на коньках. Вечером возвращаться было непросто, дед постоянно мне рассказывал истории о битвах и смертях, а я боялся проходить мимо кладбища». Мальчик вырос и, когда мать присоединилась к отцу, эмигрировавшему в Венесуэлу, отправился учиться в колледж в Удине, а затем в Пальманову. «Тут я получил образование, а спустя много лет основал строительную компанию, которая стала самой крупной в Фриули». Севельяно — Пальманова — Аелло-дель-Фриули. Треугольник молодости Дзампарини. Кто знает, сколько раз в своей жизни он видел огромную виллу на въезде в город. На ее воротах были высечены инициалы «M.Z.» — это был словно знак свыше. «Это не имеет со мной ничего общего. Речь о Микели Дзиньоли (Micheli Zignoli), представителе местного знатного рода. В 1799 году он построил это имение в австрийском стиле». В громадных залах на полу лежат деревянные листы, на стенах — орлы Габсбургов. «Весь антураж оригинальный. Чтобы добраться до него реставраторы сняли семь слоев краски». Великолепный дом, который власти Удине назвали архитектурной исторической памяткой

 

ЮНОСТЬ

Даст Бог, мой сын Армандо (это пятый ребёнок, ему сейчас 16 лет) будет избавлен от воспоминаний, подобных моим, когда я вдруг услышал крики и все побежали прятаться в подвале станции, где работал дед. Это летели бомбардировщики. С другой стороны, ему недостаёт многих иных вещей; он никогда не жил так, как я в его годы. Сегодня подростки проводят так много времени за компьютером, что электронными становятся даже их души, и это не нормально. Сердце нашего поколения уж точно было не электронным. В Севельяно я пропадал на улице целыми днями, всё лето, и по вечерам отец награждал меня подзатыльниками, потому что после полудня, вместо того чтобы отдыхать, я стягивал ключи от дома из кармана матери и убегал к друзьям. Социализация происходила абсолютно естественно и не требовала усилий; у нас была своя компания, и мы играли всегда и во всё. Развлечения придумывались из всего, что только можно: игра в «чижика», лук и стрелы, духовое ружьё и мелкая дробь… При этом такое времяпрепровождение не шло в ущерб учёбе. В начальной школе я был лучшим в своём классе, потом стал немного «бродягой», но в целом оказался одним из немногих, кто закончил школу в срок. Сейчас мне почти 74 [вчера синьор Дзампарини отпраздновал именины], и когда мы встречаемся с одноклассниками, некоторым из них уже под 80.

По теме:

Дзампарини: «Новый футбольный закон – способ ограбить всех итальянцев»

Дзампарини: «Лотито – маленький Дуче»

Дзампарини: «Я потрясен заявлением этой кучки придурков»

Дзампарини: «Блаттеру и Платини нужно дать пинка под зад!»

Дзампарини: «Я самый отчаянный человек в Италии»

Дзампарини: «В Италии тренеры хотят слишком много денег»

ПУТЕШЕСТВИЯ

Последние 25 лет у меня был частный самолёт, и я совершал по 400 полётов в год; мог даже провести четыре встречи за день в четырёх разных городах – это отличная экономия времени. Сейчас чёртово государство не находит ничего лучше, чем грабить страну: мне дали понять, что я должен пользоваться велосипедом или поездом, что больше не могу иметь свой самолёт. Сказали это весьма своеобразно, установив непомерные налоговые сборы за каждый полёт. Вот почему в данный момент я передвигаюсь намного меньше, к тому же не слишком люблю путешествовать для удовольствия, мне нравится домашний комфорт. Отправляюсь куда-либо на отдых только ради полного релакса, а те поездки по миру, что есть в моём активе, я совершил после прочтения книг Тициано Терцани (он тот, кому я завидую). Более всего мне запомнился вояж к родственникам в Южную Америку, который я предпринял в 17 лет. Судьба эмигрантов имела своё очарование, достоинство и не заставляла впадать в отчаяние, как это часто происходит в наши дни. Последним путешествием, которое что-то перевернуло внутри меня, стал Ливан: другой мир, современная страна с молодой развивающейся экономикой. Быть может, я даже решился переехать туда, если бы не желание остаться в Италии и улучшить её, сражаясь с государством. Но прежде чем умереть, я хочу исполнить мечту и посетить земли индейцев в Америке: я люблю эту культуру, и она не должна быть утеряна.

Интервью с Маурицио Дзампарини
В марте прошлого года Il Furioso [«Яростный/Бешеный», так прозвали своего патрона болельщики «розанеро»], возвращаясь домой из Палермо, попал в авиакатастрофу. В частный самолет, в котором находились сам Дзампарини, его жена и бизнес-партнеры, попала молния. В результате в носовой части образовалась пробоина. Пилоту удалось вывести самолет из пике, однако приземлиться с первой попытки не вышло. К счастью, сделав несколько попыток, лайнер благополучно сел. После произошедшего напуганный до чертиков Маурицио заявил, что родился в рубашке. С тех пор одиозный президент не летает. Причем тут власти?..:)

 

ЕДА

Скажем так, что моя жена посеяла, то я и собираю. Я владею биодинамической фермой, и мы сейчас употребляем в пищу практически полностью домашние продукты. Нет в мире ничего лучше того, что выращено на нашей земле (есть ещё и французы, но я им завидую только из-за шампанского). Поэтому мы объявили войну ГМО-продуктам и концернам, которым в погоне за прибылью нет дела до того, как на самом деле позаботиться о людях. Мы разводим собственную пшеницу и избегаем любой другой, так как в основном это стерильные гибриды (подобно мулам, результату скрещивания осла и кобылицы, которые не могут иметь потомства). Моя жена родом из Эмилии-Романьи, поэтому делает великолепные пассателли в бульоне – это один из моих любимейших вкусов, наравне с трюфелем и берлинскими пончиками, которые стряпала моя мама. Вы бы знали, как мне их не хватает! Лаура многое умеет готовить, а я у неё учусь, хотя спагетти с помидорами и пеперончино у меня уже получаются лучше. В общем, делаю успехи. В нашем доме две кухни, и в моей последнее время часто витает аромат варенья, солений и особенно хлеба. Да, печь хлеб без преувеличения стало моей страстью: я специализируюсь на фриулийском рецепте – с добавлением яиц, молока и топлёного свиного жира. Впрочем, я также использую йогурт или сливки, чтобы сделать тесто более лёгким. Положите сверху два кусочка ветчины и скажите мне, каково это?

Справка

* — В книге нашлось место и Маурицио Дзампарини. Фриульцу во главе «Палермо», который за 25 лет отправил в отставку 38 тренеров, а вице-президентом назначил Гульелмо Миччике — брата основателя Forza Italia [политическая партия, возглавляемая Берлускони] и Forza del Sud Джанфранко Миччике, координатора Movimento per la gente («Движение за народ»/»Движение для людей»), позиция которого перед избирателями до сих пор не ясна.

В своей книге Турано описывает новую организацию Дзампарини как «объединение угнетенных чиновников разной постидеологической ориентации».  Дзампарини — человек, который говорит то, что думает. Он назвал Монти [бывший премьер-министр] «снобом», заявив, что «сам он лучше», сказал, что «Тремонти [бывший министр экономики] вредит Италии», уверен, что «Берлускони может нанести «Милану» лишь урон», послал на три буквы Европейский центральный банк, вступил в смертельную схватку с Equitalia [компании, которая занимается сбором не выплаченных налогов и штрафов]. Был объектом популистских нападок, когда сидел рядом с сицилийским лидером «Движения вил» (Movimento dei Forconi), утверждая, что примкнул к этой организации. А в ответ на слухи о проникновении мафии в ряды Forconi ответил, что «мафиози — это те, кто убивает производственную Италию, а не манифестанты».

К нему, понятное дело, прислушиваются, ведь прямолинейность стала отличительной чертой Маурицио, который не раз красноречиво отвечал боссам мафии, хотевшим заграбастать его «Палермо». Его лучший друг на Сицилии, по словам Турано, это прокурор из национального отдела по борьбе с мафией Пьеро Грассо. Того не раз видели в трусах и майке команды на ее тренировочных сборах.

Основатель Mercatone [cеть гипермаркетов непродовольственных товаров, более 80 магазинов] может воспользоваться политической ситуацией в стране, чтобы сделать свой ход — как «Кавальере» Берлускони в 1992-м году. Хотя Дзампарини постоянно подчеркивает, что не собирается создавать собственную партию, а его цель — поставлять идеи Государству, в котором не будет места кровопийцам. Идеи, которые в дальнейшем каждый депутат может сделать своими.

Кроме того, Тривенто обвиняет президента «Палермо» и в спекуляциях со стройками. Дзампа публично заявил, что по просьбе семьи Мастелли [владеющей фармацевтической компанией Mastelli] сделал пожертвования, чтобы получить право на строительство супермаркета в Саннио, и купил дом в Египте, потому что его вторая жена, хотела быть поближе к магнитному полю, которое помогает контактировать с оккультными силами. Что же сделает Дзампарини: продолжит развивать свой бизнес или, как многие его коллеги, пойдет в политику? Это покрыто завесой тайны — а она, конечно, розово-черного цвета

** — В 1988 году психиатр Брайан Вайс выпустил книгу о том, как одна из его пациенток под гипнозом спонтанно вспомнила несколько своих прошлых жизней, и о том, как сначала он очень скептически отнесся к ее воспоминаниям, однако затем, постепенно, по мере поступления все большего количества информации (в частности, Кэтрин рассказала от чего умер отец Вайса и его первый ребенок, в честь кого была названа дочь доктора), был вынужден поменять свою точку зрения, и занялся специальными исследованиями в этой области. Вайс разработал терапию, в основе которой лежит мысленное возвращение к прошлым жизням, вылечил многих пациентов и стал автором нескольких книг. Его последняя книга называется «Чудеса происходят». Вайс закончил Колумбийский университет и медицинскую школу при Йельском университете. Он почётный председатель медицинского центра «Маунт-Синай» в Майами.

По материалам La Gazzetta dello Sport и итальянской прессы
Перевод и адаптация Александра Никитина, специально для Calcio News
Над материалом также работали Юрий Шевченко и Антон Фурманюк

1 Комментарии к этой статье

  1. TJ пишет:

    Очень колоритный персонаж. Спасибо за перевод. Отличный материал.

Комментарии

Опубликовать комментарий

  • Турнирная таблица
    О P В Н П
    1 ЮВЕНТУС 33 14 11 0 3
    2 РОМА 29 14 9 2 3
    3 МИЛАН 29 14 9 2 3
    4 ЛАЦИО 28 14 8 4 2
    5 АТАЛАНТА 28 14 9 1 4
    6 ТОРИНО 25 14 7 4 3
    7 НАПОЛИ 25 14 7 4 3
    8 ИНТЕР 21 14 6 3 5
    9 ФИОРЕНТИНА 20 13 5 5 3
    10 ДЖЕНОА 19 13 5 4 4
    11 САМПДОРИЯ 19 14 5 4 5
    12 КАЛЬЯРИ 19 14 6 1 7
    13 КЬЕВО 18 14 5 3 6
    14 БОЛОНЬЯ 16 14 4 4 6
    15 УДИНЕЗЕ 15 14 4 3 7
    16 САССУОЛО 14 14 4 2 8
    17 ЭМПОЛИ 10 14 2 4 8
    18 ПЕСКАРА 7 14 1 4 9
    19 КРОТОНЕ 6 14 1 3 10
    20 ПАЛЕРМО 6 14 1 3 10

    ПОДРОБНАЯ ТАБЛИЦА

     
  • ЕВРО-2016

    ГРУППА H
    
    О И В Н П
    ИТАЛИЯ 15 7 4 3 0
    ХОРВАТИЯ 14 7 4 3 0
    НОРВЕГИЯ 13 7 4 1 2
    БОЛГАРИЯ 8 7 2 2 3
    АЗЕРБАЙДЖАН 5 7 1 2 4
    МАЛЬТА 1 7 0 1 6

    КАЛЕНДАРЬ/РЕЗУЛЬТАТЫ

     

  • Опрос

    Кто сможет составить конкуренцию Ювентусу в новом сезоне?

    Просмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
  • Опрос

    Как Матео Ковачич проявит себя в "Реале"?

    Просмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
  • Опрос

    Каких результатов достигнет Наполи с Маурицио Сарри?

    Просмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...